Встреча с Председателем Центризбиркома Эллой Памфиловой

Владимир Путин провёл встречу с Председателем Центральной избирательной комиссии Эллой Памфиловой. Глава ЦИК информировала Президента о развитии избирательной системы России и подготовке к предстоящей выборной кампании.




В.Путин: Элла Александровна, Вы хотели рассказать о работе за последние пять лет, да?

Э.Памфилова: Мне хотелось, во-первых, сказать Вам спасибо за то, что поддержали, как всегда, ряд наших предложений. В результате именно Вашей поддержки они уже воплощены в жизнь. Это касается и порядка предоставления информации о судимости кандидатов на выборы, и увеличения полномочий Центральной избирательной комиссии, ну и ряд мер, которые направлены на дальнейшее динамичное развитие всей избирательной системы России. Спасибо большое, Владимир Владимирович, это правда дорогого стоит.

Но хотела бы воспользоваться этой встречей и выразить благодарность, признательность моим коллегам по прошлому составу ЦИК за ту огромную работу, которая всеми вместе была проделана, поскольку в результате неё сейчас мы имеем действительно очень динамично развивающуюся избирательную систему, открытую, прозрачную, доступную и удобную для наших избирателей, и которая очень чутко реагирует на запросы общества. Действительно, огромное спасибо всем, кто принимал в этом участие.

В.Путин: Я присоединяюсь к Вашим словам благодарности.

Э.Памфилова: Спасибо.

В.Путин: У нас впереди большая избирательная кампания в Государственную Думу и в регионах.

Э.Памфилова: Да, согласна. Что очень важно – самый главный итог этих пяти лет, – что возросло существенно доверие наших граждан и к самим выборам, и к системе избирательной. И, я считаю, каждый день надо работать на то, чтобы это доверие оправдывать и чтобы оно возрастало.

Вообще впервые выпала доля на один состав ЦИК – три крупнейшие избирательные кампании. И конечно, самым главным испытанием было общероссийское голосование по Конституции. Слава богу, система выдержала это испытание.

Я об этом ещё не говорила, но сейчас признаюсь, что на самом деле желающих среди наших оппонентов уж если не сорвать это голосование, то серьёзно его дискредитировать, было более чем достаточно. То есть работали в довольно непростой среде вплоть до того, что в масштабах всей России пытались оказывать давление на членов комиссий, для того чтобы они выходили из состава комиссий, чтобы они не являлись в дни голосования, не работали, то есть пытались вообще дестабилизировать работу комиссий. Но опять-таки система крепкая, она это выдержала, и наши коллеги в регионах буквально до каждого желающего проголосовать добирались: и в тайгу, и в тундру, и на море, на лошадях, на вертолётах, на лодках, как угодно, – чтобы действительно все, кто желает отдать свой голос, смогли этим воспользоваться.

Люди действительно выкладывались полностью. И я считаю, что очень несправедливо, когда наши оппоненты – Вы их любите называть иногда партнёрами – и те, кто им помогает, часто какой-то недоправдой пытаются умалить труд этих замечательных людей (их почти под миллион, эти люди в основном несут общественную миссию) или в худшем случае вообще дискредитировать эту работу.

Но, Вы знаете, распространяются уже много лет стереотипы, Вы знаете такое крылатое выражение, что неважно, как люди голосуют, важно, как посчитают. Перефразируя это выражение, я бы сказала так: очень важно, как люди голосуют, но не менее важно и то, как считают. А как считают – это зависит от того, кто считает. Опять-таки вот этот стереотип, я бы так сказала, перевёртыш, когда в ряде западных стран считают как раз чиновники, а они пытаются представить, что в нашей комиссии сидят одни чиновники, берут под козырёк и по команде вышестоящего начальника они дают тот результат, который нужен.

Вот всё с точностью наоборот, поскольку у нас как раз принцип формирования комиссии таков, что уже внутри неё заложена система сдержек и противовесов, внутренний самоконтроль, перекрёстный самоконтроль, поскольку у нас не менее половины в составе комиссии должны представлять политические партии. И практически все «живые» партии, все действующие партии, и их представители входят в состав этих комиссий. Кстати, законом приоритет как раз отдан именно им для назначения своих представителей, в том числе граждане из своих собраний могут делегировать своих представителей. То есть в составе комиссии люди разных профессий, разных вероисповеданий, разной политической ориентации представляют весь огромный социально-политический и общественный срез общества.

Более того, это второй расхожий, я бы сказала, ложный стереотип, который вбивался в голову, насчёт того, что чиновники, чиновники, сплошные чиновники. У нас по закону положено, чтобы в состав комиссии входили не более 50 процентов муниципальных и государственных служащих. За это время у нас их число снизилось в субъектовых комиссиях и территориальных вдвое, максимум – где-то до четверти, то есть не более четверти. А если говорить о самых массовых комиссиях, участковых комиссиях, там вообще ничтожное количество – менее 6 процентов. Какой админресурс внутренний, о чём можно говорить?

Действительно, комиссия представляет общий срез общества.

Теперь насчёт внешнего админресурса. У нас тоже за эти годы произошли серьёзные изменения, то есть он минимизирован благодаря некоторым факторам. Во-первых, у нас ужесточено и уголовное, и административное наказание за сговор, за попытки фальсификации, серьёзно ужесточено.

С другой стороны, мы создали настолько прозрачную систему, что даже если у кого-то и появилось тайное желание себе улучшить результат, то это моментально становится явным, то есть мы сделали эту систему – это тоже большое достижение – очень прозрачной для контроля общества. И у нас внутренний контроль, о котором я сказала, и внешний контроль в виде нашего наблюдательского сообщества – оно одно из самых сильных в мире, даже трудно назвать страну, где было бы такое мощное наблюдательское сообщество.

Более того, с 2018 года теперь у нас ещё новый институт возник – общественного наблюдения. В дополнение к наблюдателям от партий, от кандидатов – общественное наблюдение. У нас на прошедших выборах 255 тысяч наблюдали, то есть не менее 3–4 человек на участке. Система многоступенчатого контроля, которая обеспечивает достоверность подсчёта результатов выборов.

Что у нас ещё? У нас в комиссиях вообще идёт большое обновление. У нас сейчас пришло новое поколение в состав комиссии, средний возраст всего 42 года сейчас, и люди открыты к новым технологиям. И, понимая, что у нас цифровая реальность – это уже не будущее, а настоящее, мы подготовили, уникальный программный продукт создали. Я бы его назвала «Электронный интерактивный рабочий блокнот» для членов наших комиссий, потому что это очень важно, сейчас качество профессиональной подготовки должно быть очень высокое. Это такая настольная виртуальная книга для комиссий.

Приведу пример. Совсем недавно в каждой кампании Центральная избирательная комиссия готовила такой блокнот, эту рабочую настольную книгу, но в бумажном виде. А каждый – почти тысяча страниц, и мы распечатывали около 150 тысяч таких огромных талмудов и развозили по всей стране.

Даже на примере такого рабочего интерактивного блокнота мы ежегодно экономим, не даём срубить условную рощу не менее чем в 6 тысяч деревьев, не говоря о всём делопроизводстве. Поэтому я как человек с развитым экологическим сознанием – я приверженец цифровизации. Потому что у неё ещё, помимо всего прочего, огромное достоинство – вот эта экологическая составляющая, которая позволяет не только во времени и пространстве экономить наши ресурсы, но ещё и невозобновляемые ресурсы, транспорт, топливо и так далее. Мне кажется, очень большая перспектива, поэтому мы так активно занимаемся цифровизацией.

И конечно, самое главное – это «Мобильный избиратель» наш, который позволяет людям экономить и деньги, и время, и это очень популярно теперь: у нас где-то 13 миллионов наших граждан воспользовались. Хотя совсем недавно, ещё в 2016 году, у нас применялись открепительные удостоверения. Сейчас, наверное, многие забыли, а это такой энергоёмкий, ресурсоёмкий, затратный анахронизм, как теперь воспринимается. Теперь в любой точке мира человек может записаться через единый портал государственных услуг и проголосовать.

Особенно благодарны этому люди с ограниченными физическими возможностями, в том числе и дистанционное электронное голосование, которое мы развиваем, тоже для них это большой потенциал, потому что очень много активных людей в этой среде. Сейчас параллельно, совершенствуя традиционную форму голосования, мы тоже очень плотно занимаемся этой категорией наших граждан. У нас переведены почти 90 процентов помещений для голосования на первые этажи, и уже 60 процентов из них полностью отвечают всем условиям безбарьерной среды, потому что многие, молодые особенно ребята с какими-то физическими ограничениями, они не хотят дома голосовать, они хотят прибыть на участок, и тут нам помогают и волонтёры тоже. Кстати, я хочу сказать, что мы не только взаимодействуем с волонтёрами, но в этот тяжёлый год, в прошлом году, потому что люди у нас неравнодушные в системе, сами многие стали волонтёрами и помогали, ходили к тем, кто нуждается.

Но если возвращаться к цифровизации, то, конечно, QR-кодирование протоколов на порядок ускорило ведение протоколов. Если у нас в 2016 году к полуночи до 30 процентов, не более, увозили протоколов ГАС «Выборы», то уже сейчас к этому же времени – свыше 90 процентов. И более того, избегаем человеческого фактора и технических ошибок, повторного ввода протоколов.

Видеонаблюдение, которое по Вашей инициативе у нас возникло в стране, в таком масштабе ни в одной стране не применяется. Тоже дополнительный фактор прозрачности.

Наши КОИБы (комплексы обработки избирательных бюллетеней) – за это время в 2,5 раза число их увеличили, потому что их признают, и партии им доверяют, и граждане, то есть будем расширять. Уникальный информационный центр наш, который даёт полную информацию. Цифровые сервисы мы сейчас развиваем, уже где-то 17 сервисов готовы. Сервисы для всех участников избирательного процесса: и для избирателей в первую очередь, и для партий, и для кандидатов, и уже сейчас готовим для наблюдателей и для СМИ и, конечно, для членов комиссии. Один из самых востребованных и популярных, мы его уже ввели в действие, сейчас на региональных выборах он будет применяться, уже применялся, у нас были пилотные проекты, – это возможность собирать подписи через единый портал госуслуг, электронный сбор подписей. Я надеюсь, что законодатели скоро поддержат, чтобы дать такую возможность на федеральных выборах тоже воспользоваться такой услугой.

Я могу долго говорить о том, что удалось сделать в этот период. Но я хочу сказать, подчеркнуть, что цифровизация – это не самоцель, это действительно дополнительное средство наряду с тем, что мы сейчас совершенствуем внутрисистемную сеть. Внутрисистемное управление, обновление кадров, новые технологии по обучению и так далее и так далее – весь системный комплекс того, что мы делаем, он направлен на то, чтобы действительно в полной мере обеспечивать избирательные права граждан и чтобы ни у кого не было сомнений в легитимности наших выборов.

В.Путин: Элла Александровна, у нас в сентябре выборы. В этой связи вопрос: обеспечена ли подготовка к выборам финансово?

Э.Памфилова: Когда я говорила, что благодарю Вас за то, что целый ряд мер направлен на систему, – да, я хочу сказать, что мы сейчас уже готовимся к разным вариантам. Когда Вы своим указом, с конца мая – с середины июня, назначите выборы, мы уже должны быть готовы к тому, чтобы предложить формат. И в зависимости от пандемии, целого набора других факторов мы должны будем принимать решение: один будет день голосования или это будет три дня голосования. В соответствии с этим мы должны сейчас, и мы учитываем: СИЗы должны быть и целый ряд других факторов.

Мы сейчас несколько вариантов подготовили. Я хочу сказать, что у нас нет никаких проблем – и благодаря Вашей поддержке, и Правительство идёт навстречу. То есть исходя из тех вариантов, которые могут быть, у нас фактически всё нормально.

В.Путин: Хорошо.

Comments

Popular posts from this blog

Обнаружен способ уничтожения коронавируса за 25 секунд